Собянин избавит Москву от денег или эликсир советской молодости для столицы

долгихЗачем Сергею Собянину пытаться вернуть Москву первозданный вид коммунистической благостности и советской наивности? Возможно, дабы хоть что-то изменить в городе, где деньги стали мерилом человеческого счастья, ценностей и даже интеллигентности.

Одно из первых решений новоизбранного мэра Москвы Сергея Собянина разбередило ностальгические нотки. Да не то что разбередило — заставило усомниться, в каком году и в каком веке мы живем. Даже в однонаправленности и невозвратности времени — и в этом возникли изрядные сомнения.

Собянин избавит Москву от денег или эликсир советской молодости для столицы

Господин Собянин назначил в верхнюю палату парламента России, то бишь в Совет федерации, гражданина Владимира Долгих, 1924 года рождения. Нет-нет, никакой геронтофобии: возраст — не диагноз, и люди весьма почтенного возраста подчас обладают умом и эрудицией на зависть молодым. Академик Максим Гулый, как известно, был официально трудоустроен — и действительно работал — в свои 100 лет.

Чего, увы, никуда не денешь — так это другого факта: люди почтенного возраста, как правило, не обладают достаточным количеством сил и энергии, чтобы выдерживать весьма напряженный рабочий график. Тот же академик Гулый, например, принимал коллег и аспирантов дома. Представить себе, что заседания российского Совета федерации отныне переместятся в апартаменты господина Долгих из уважения к его возрасту, сложновато: уж слишком обширными должны быть апартаменты.

Дело в другом. Узнав об этом назначении, автор данных строк почувствовал, будто помолодел на тридцать, а то и на все сорок лет. Да что там — в детство вернулся, в самое-самое юное. Поскольку, едва лишь научившись в очень нежном возрасте воспринимать информацию из телевизора, автор этих строк едва ли не ежедневно слышал: “Долгих, Зимянин, Капитонов, Катушев”. Именно так оканчивался официальный список высших советских руководителей. Позже, уже в школьные годы, автор этих строк понял еще одну истину: когда по каким-либо соображениям список высшего советского божества… простите, руководства читают в сокращенном варианте, фраза “и другие официальные лица” именно это и означает: “Долгих, Зимянин, Капитонов, Катушев”. Секретари ЦК КПСС, не являющиеся членами и даже кандидатами в члены политбюро. Пажи советского компартийного двора. Серые мышки “куда пошлют”. Владимир Долгих был секретарем ЦК КПСС с далекого 1972 года, аж пока в 1982 году не стал “по совместительству” кандидатом в члены политбюро.

Но даже это карьерное повышение не сделало господина (тогда еще товарища) Долгих кумиром советской публики. Кроме этого вот “Долгих, Зимянин…”, советские граждане ничегошеньки о нем не знали и не слышали. В лицо его не узнал бы, пожалуй, никто — ну, разве что кроме соседей по списку высших придворных. Смелыми идеями, инициативами, выступлениями он так ни разу и не отличился и даже в перестроечные годы оставался верной себе “серой мышкой”, ничем не примечательной. Кудесником аппаратной работы, скалолазом карьерных лестниц, виртуозом дырокола и скоросшивателя. Собственно говоря, этим он и отвечал советским номенклатурным стандартам — своей безликостью и безличностью.

И вот что интересно. Даже в преклонном возрасте, обзаведясь сединами и лысинами, “серые мышки”, как правило, не становятся Личностями-с-Большой-Буквы . По крайней мере, примеров вот так и не вспомнить. Опыт, в том числе аппаратный? Возможно — в новых политических реалиях как раз то, что надо для помощника или советника. Идеи, знания? О них как не было слышно, так не слышно и до сих пор.

Для чего же тогда господин Собянин сделал столь экстравагантное назначение? Чего-чего, а волшебной палочки или машины времени у Долгих уж точно нет. Вернуть Москву в то состояние, вернуть ей тот вид, который она имела сорок лет назад, Долгих Собянину не поможет. Лужковские новостройки в историческом сердце российской столицы, уродливо-помпезные и претенциозно-безвкусные, не сгинут, словно нечисть. Автомобильные пробки, парализовавшие этот давно уже не город (ибо, по убеждению автора, место, где живут 10 и более миллионов человек, не может называться городом по определению, да и сами москвичи давно уже называют Москву не иначе как “субъектом федерации”)… так вот, автомобильные пробки не отправятся туда же, куда в свое время враги народа. Бутики и прочие элементы гламурной жизни по мановению долгиховской руки не превратятся в советские гастрономы с колбасой в серой оберточной бумаге.

Да и не обещал ничего такого Собянин. Тогда что же? Неужели впал в детство?

Автор — Б. Бахтеев

Добавить комментарий